В ФТС кто-то попутал государственные интересы со своими личными коммерческими?

Электронное таможенное декларирование, которое может реально принести пользу участникам внешнеэкономической деятельности, несмотря на всю длительную подготовку и рапорты об успешном внедрении, до сих пор является проблемной сферой. «Сырые» программные средства работают с перебоями, на всю страну задекларировано создание всего лишь 16 ЦЭлТ, а посты фактического контроля окажутся на коммерческих СВХ. Об этом рассказывает генеральный директор компании «БрянскИнтерТранс» Александр Вержбицкий

Таможенные органы России переживают сейчас очередное реформирование. Создаётся сеть электронных таможен. Полноценное функционирование Центральных электронных таможен (ЦЭлТ) в регионах деятельности таможенных управлений должно пройти до конца 2020 года. В огромной стране, раскинувшейся на девять часовых поясов от Калининграда до Владивостока, будет, согласно планам реформаторов, всего 16 ЦЭлТ…
 
— Почему реформирование таможни вызывает у вас такое беспокойство?
 
— Я работаю в сфере внешнеэкономической деятельности уже много лет, и моё главное убеждение таково: соблюдение прав декларанта – это основа соблюдения законности на таможне. Логично, что все принятые законы, касающиеся таможенного регулирования, все «дорожные карты» по реформированию таможенных органов, все подзаконные акты, утверждённые Минфином, должны способствовать достижению одной цели — создавать такое таможенное администрирование, при котором система контроля будет эффективна для государства и необременительна для бизнеса. То есть, должны быть чётко определены пределы полномочий сотрудников таможни при контроле и проведении таможенных операций с целью сокращения времени на их проведение.
 
В реальности то, что сейчас происходит с таможенным оформлением, ничего общего с этой логикой не имеет. А происходит деградация таможенных органов, перевод коррупции в таможенной сфере на более высокий уровень — через принуждение участников ВЭД и подыгрывание «околотаможенным» коммерческим структурам. И всё это под лозунгами перевода таможенного оформления в ЦЭД для его «концентрации», «искоренение коррупции», борьба с «ручными постами» и т.п.
 
— «Деградация таможенных органов» — это не слишком ли огульное обвинение?
 
— За всё время своей работы в сфере ВЭД я, как бизнесмен-участник процесса, включённый в общение с таможенными органами и вовлечённый в таможенное оформление, ничего кроме болтологии и пустозвонства не слышал. Мало того, осуществляются действия, по моему мнению, направленные на деградацию, развал и коммерциализацию или, можно сказать, скрытую приватизацию таможенных органов России.
 
Убеждён: то, что происходит сейчас, и то, что будет совершено к 2020 году, есть серьёзнейшая ошибка, граничащая с предательством экономических интересов нашей страны в целом. Никакого экономического прорыва с таким администрированием, к сожалению, нам не светит.
 
Таможенное администрирование, которое сейчас строится, несмотря на лозунги «недопущения административного давления на бизнес, содействия по улучшению делового климата в стране со стороны государственных органов, более эффективную защиту прав бизнесменов», работает однозначно против участников ВЭД, нацелено на выкачивание денег из участников ВЭД любым способом и затягивание возврата — за счет СУР и допроверок. Такое таможенное администрирование нацелено на сохранение офшоризации бизнеса и серых схем оформления. Нет никакого «упрощения категорирования участников ВЭД» — есть ухудшение положения законопослушных участников ВЭД и снятие контроля с нарушителей, уклоняющихся от уплаты таможенных платежей и участвующих в выводе денег из нашей страны за счёт этого же СУР.
 
Очередная «реформа» с созданием «региональных электронных таможен» — это банальное умышленное выдавливание под разговоры о «ручных пастах» за счет административного ресурса законопослушных участников ВЭД на коммерческие СВХ и за счет отдаления декларанта от выпускающего инспектора сделать его бесправным перед чиновниками ФТС. Те, кто видят «проблемы» в общении декларанта и инспектора, к сожалению как говорится « далеки они от народа». Поэтому издержки бизнеса на таможенное оформление кратно увеличиваются, а самое страшное — целей этой «реформы» никто не скрывает. Наоборот, устраивается демонстрация: «вы — бараны, вам сказали — в стойло, вот и идите, а мы вас будем стричь!!!».
 
— Но ведь новые технологии в таможенном оформлении, «электронные таможни» — это всё направлено на повышение удобства, на ускорение процесса. Разве не так?
 
— Да, действительно, последние семь-восемь лет внедряются новые технологии в таможенном оформлении, на которые ежегодно выделяются миллиарды рублей. Но бизнес почему-то никакого облегчения не ощущает…
 
На сегодняшний день по всей территории России применяется технология удаленного выпуска товаров (ТУВ). ТУВ достаточно востребована у декларантов. Бизнес никогда не отказывался ни от системы ТУВ, ни от работы через ЦЭД — это нагляднее всего доказывает доля поданных деклараций в электронном виде, которая подходит уже к пределу в 100%. Мало того, бизнес всегда поддерживал и ЦЭД, и ТУВ, и многие другие вопросы, касающееся электронного декларирования — оно действительно очень полезно для участников ВЭД и таможенных представителей, оно значительно ускоряет процесс оформления.
 
Однако вот парадокс — к тотальному введению электронного декларирования каким-то странным образом до сих пор не подготовились только сотрудники Федеральной таможенной службы. Это удивительно — ФТС России с 2011 года относится к семи государственным структурам, получающих ежегодно из бюджета десятки миллиардов рублей на IT-технологии. Но система «Аист», с которой работают таможенные органы, не подготовлена к работе, программные средства работают с перебоями, само программное обеспечение до сих пор ещё «сырое». Иногда посты просто «встают» с НШС: они не видят поданные ЭД и не могут списать платежи, доставка не может закрыть прибывший автотранспорт по тем же причинам, висят системы программы, декларанты не могут отослать документы в архив, ответить на требование, и так далее, и тому подобное. Всё это приводит к задержкам выпуска товара и убыткам участников ВЭД — за которые, кстати, ни одна из таможенных структур нести ответственность не хочет. О возмещении этих убытков тоже говорить не приходится — таможня отказывается.
 
Ещё раз повторюсь — с 2011 года ФТС РФ получила из бюджета десятки миллиардов рублей целевым образом именно на IT. Но резонные вопросы со стороны бизнеса, почему на эти гигантские деньги до сих пор не налажено электронное декларирование (которое упорно развивали подчас в ущерб бизнесу) и почему до сих пор не увеличилась скорость оформления, которое может уже доходит до трех месяцев – остаются без ответа.
 
Где хвалёное предварительное информирование влияющее на скорость оформления? Где категорирование, почему в системе СУР оно не работает? Почему обмен информацией с другими контролирующими органами тоже не работает и не влияет на выпуск товаров через систему ТУВ и СУР? Почему в бравых отчётах ничего не говорится о скорости, сроках выпуска, необременении декларанта излишними доп.проверками выпуска, о сроках проведения осмотров, досмотров и их степеней, о своевременном прибытии на досмотр сотрудников функциональных отделов и управлений, о закрытии доставки, о процедуре отборов проб и образцов, о назначении экспертиз? Можно много также сказать о вынесении необоснованных класс-решений, неквалифицированных и необоснованных решениях по доп.проверкам на постконтроле, напомнить о возврате излишне уплачиваемых средств с ЕЛС в адрес, например, плательщика платежей, о доказательстве заявленной таможенной стоимости и её проверке и корректировке… Вот вещи, которые актуальны и нужны, решение именно этих проблем интересны бизнесу в системе ТУВ, а не создание 16 кассовых центров «для борьбы с коррупцией».
 
Ошибки не исправляются, а скрываются. Но любое замалчивание настоящих государственных проблем — государственное преступление. Это как в Уголовном кодексе: знаешь того, кто совершил преступление, но молчишь — значит, соучастник. Статья такая есть — за недонесение…
 
— Официально декларируется, что ЦЭДы создаются как раз для искоренения преступлений — коррупционных преступлений, в частности…
 
— На самом деле это смешно — все разговоры о том, что ЦЭДы созданы для искоренения коррупции. Смешно бизнесу. Смешно и самим сотрудником, которые реальные как говорится на «земля работают» и понимают, что происходит. Кто объяснит, как посты фактического контроля, оказавшиеся на коммерческих складах, станут меньше «ручные»? Что начальникам ЦЭлТ перестанут поступать звонки «сверху» этих выпускать срочно, этим доп.проверки, этим корректировки? Им не будут спущены «риски» «КП» и планы по собираемости платежей в бюджет, и они могут их не выполнять? Может, те, кто борется с таможенными нарушениями, сами не понимают структуру, суть, природу, этих правонарушений или ЦЭлТ это не о том? Пусть в ФТС задумаются и ответят, как происходил Владивосток, Екатеринбурги другие их «победы над коррупцией», почему наши патоки уходят в Беларусь Казахстан? Ну, решили, заработать на участниках ВЭД сделав их бесправными перед ЦЭД выдавливая из бизнеса в бюджет деньги за счет корректировок и обеспечений, ну решили заработать приближённые коммерческие структуры — так зачем это заворачивать в упаковку борьбы с коррупцией, увеличения доли деклараций в ЦЭД, упрощения ведение бизнеса? Неужели в ФТС всерьёз думают, что бизнес ничего не видит и не понимает?
 
— Можете привести пример?
 
— Я — всегда привык руководствоваться фактами. Вот факт из моего региона — Брянской области. Именно здесь функционирует единственный в стране пост, который соответствует всем критериям защиты государственных интересов и всевозможным концепциям «реформирования таможни». Настоящего реформирования, подчёркиваю. Это ТП «Брянский» (код 10102030, пгт. Белые Берега), работающий на сменном графике без праздничных и выходных дней. Он находится на площадях федеральной собственности, на удалении от города в логистическом узле на трассе М-3 «Украина».
 
Именно этот пост — внесённый в реестр постов с присвоенным кодом и зарегистрированным адресом — уже пять лет руководство таможенных органов пытается закрыть.
 
Чем он так хорош для бизнеса и так ненавистен самим таможенным органам, вернее, их руководящему составу? Он — единственный в нашей стране, который имеет не коммерческую, а бесплатную для участников ВЭД ЗТК (зону таможенного контроля)! Единственный!!!
 
А потом пост востребован, многие участники ВЭД подают свои ЭДТ, не помещая товар на СВХ — им это не требуется, они знают ТК ЕАЭС, у них нормальные представители и нормально организованна работа менеджеров. И когда пост пытались закрыть, бизнес отстоял и отбил его. «Брянский» мешает таможенным дельцам просто самим своим наличием — как это, единственный в стране пост, на котором не присутствуют «свои» коммерсанты, значит не с кого получать, не может же быть машин, поданных ЭДТ, с которых не приходит заработок, это не по правилам!
 
И теперь для ТП «Брянский» пытаются всё-таки создать невыносимые условия для участников ВЭД — в ход идут отзыв и сокращение количества сотрудников на нём, изменение времени работы, разделение его на два ОТиТК. Всё делается для того, чтобы вынудить участников ВЭД перевести объёмы оформления на коммерческий СВХ — и уже вот там «создать условия по концентрации деклараций в ЦЭД».
 
Т.е., сначала создаются невыносимые условия — пост существует не в вакууме, он встроен в систему таможни, а потом приходит черёд циничных отписок в духе «реформы по созданию электронных таможен». При этом составители отписок даже не задумываются над вопросами, которые им могут задать.
 
Например — на посту «отсутствуют технические возможности проведения фактического контроля». Значит, в течение предыдущих восьми лет присутствовали, на посту реально подаются и выпускаются до 5000 ЭДТ в квартал — а сейчас вдруг начали отсутствовать.
 
Далее — «недостаточное количество должностных лиц». Как может на государственном посту, который востребован, загружен, работает на сменном графике (вспомним ст. 84 п. 2 ФЗ), быть «недостаточное количество должностных лиц»?! Куда они все подевались, почему не выходили с предложениями увеличить их число, зная сложившуюся ситуацию, почему не приняты соответствующие меры по увеличению штатной численности с учётом загруженности поста? Почему количество сотрудников, наоборот, сокращается? Для того, чтобы перенаправить поток оформления на соседний коммерческий склад, на который подают и выпускают на 50% меньше деклараций? Налицо — банальное выдавливание за счет админ ресурса и принуждение участников ВЭД нести значительные финансовые расходы на дружественных ФТС складах. Причём всё в красивой обёртке из государственных интересов с прикрытием в виде закона!
 
Ведь главное в отписках — своеобразная «вишенка на торте» — оказывается, деятельность в ущерб функционированию государственного таможенного поста проводится в соответствии с «дорожными картами реформирования системы таможенных органов», «приказом Минфина №2 от 09.01.2018», «комплексной программой на период до 2020 года по созданию условий концентрации декларирования в ЦЭД». Вспомнили по приказ №1071 от 20.1012, расписали про рабочие встречи с бизнесом, что данный вопрос выносился даже на обсуждение — даже номер протокола вспомнили и что его даже вывешивали. Только одно но — НИКТО из участников ВЭД не участвовал во «встрече», изменение графика работы поста не обсуждал, а «вывешенный» протокол в глаза не видел!
 
Но протоколом-невидимкой всё прикрыто, а потому — вперёд, на коммерческий склад, а там у вас в перспективе ждут 6000 рублей за въезд, а может и 36000 рублей. Кто указ коммерческому складу? Но, на всякий случай, знайте — мы, таможенники, тут ни при чём таково веление времени…
 
— Бизнес видит. И задаёт вопросы?
 
— Да, задаёт. Вполне конкретные и серьёзные вопросы к руководству Минфина, к тем, кто лоббирует все эти ЦЭДы — псевдо-реформаторам таможенных органов. Конечно, хотелось бы, чтобы их задали руководство страны, ФАС РФ, Генпрокуратура. Но задавать их надо.
 
А что про концепцию «нахождение постов на площадях федеральной собственности» забыли? Именно так нам рассказывали, что победят коррупцию и слияние с коммерческими структурами. Что не вышло? Тогда кем и как были просчитаны риски исполнения «дорожных карт» по очередному реформированию таможни? Как произошло, что взаимодействие всех российских участников ВЭД с государственными таможенными органами РФ с 2020 года становится коммерциализированным — то есть, будет зависеть от «околотаможенных» коммерческих структур, которые будут «держать» посты фактического контроля? Как так вышло, что государственный орган стал зависеть от коммерческих структур, при том что места прибытия и ЗТК (зоны таможенного контроля) определяются и устанавливаются государством? Кто будет следить за ценообразованием на услуги, предоставленные СВХ? Кто заставит коммерческие склады выстраивать свой график работы, содержать штаты сотрудников на основании графиков работы ЦЭДов и их загруженности? Как данные посты фактического контроля образуются, и на какой форме собственности будут находиться? Почему участники ВЭД со всей страны, работающие в своих регионах, должны будет обжаловать действия таможенных органов в арбитражных судах на значительном удалении от своего места ведения бизнеса и нести значительные из-за этого издержки? Готовы ли региональные арбитражные суды к тому, что количество заявлений на действия таможенных органов возрастут в разы? Или реорганизация ВАС как раз к этому?
 
Пока ни на один из этих вопросов нет ответа. А ведь ещё нужно учесть и человеческий фактор — до 2020 года нужно решить судьбу таможенных инспекторов, которые попадают в жернова этих «реформаторов». За счёт каких ресурсов они будут перенаправлены в эти региональные ЦЭДы? Какова будет система их отбора? Как будет осуществляться подтверждение квалификации, какова будет заработная плата, система проживания иногородних сотрудников? А если на их плечах больные родители, или они воспитывают детей и являются одним кормильцем в семье? Если они не смогут уехать в новое место службы их за ненадобностью уволят? У нас и так катастрофическая нехватка высококвалифицированных выпускающих инспекторов. Это уже ощущается в работе нового ЦЭД в Московской области. Если бы вы видели уровень назначений допроверок и уровень поставленных вопросов на основании предоставленных документов, обоснования отказов к выпуску!!! Уже можно за голову хвататься…
 
И на все эти вопросы за оставшееся время надо отвечать, а все поднятые проблемы — решать. Причём решать, советуясь с участниками ВЭД.
 
Ситуация в Брянске показала, как засело в сознание наших чиновниках вотчинное сознание, и к чему оно ведет. Потому что нет привычки говорить с бизнесом. Объяснять. Уважать его. Для них таможенные органы, вотчина. А бизнес как собственность. А возникла проблема, и нет даже воли у руководства, отменить незаконное решение подчиненных.
 
А власть не может быть слабой. Не может быть глупой. Не может быть хамской. Не может быть комерциализированной, обслуживая и крышуя интересы приближенным к ним коммерческих структур. Не может не говорить с бизнесом. Потому что во всех этих случаях ее перестают уважать. Отсюда и не уважение к соблюдению таможенного законодательства и уклонение от уплаты таможенных платежей. Сами сотрудники ФТС РФ своими действиями отбыли у бизнеса уважение к себе.
 
— В ФТС служат неглупые чиновники. Невозможно представить, чтобы они действовали себе во вред…
 
— Мне кажется, что Минфин и ФТС РФ хотят избежать процедуры закрытия постов, прячась за словами «реорганизация», «сетевых графиков», «реформирования органов управления», «перемещение», «перевод». Теоретически они не смогут выйти за рамки Приказа ФТС РФ № 965 ст. 78,79, 109, 351, 352, 353,ТК ЕАЭС ст. 4 ФЗ 289 Постановление Правительства № 1071 от 20.1012 (с изменениями и дополнениями от 14.06.2013 года), который как раз дал гарантии от государства бизнесу именно от таких бездумных решений по закрытию таможенных постов, правомочных принимать декларации. Я думаю, что бизнес ещё выскажется негативно по поводу такого неподготовленного реформирования, которое обрекает его на непросчитанные риски и безальтернативную зависимость от коммерческих структур и некомпетентных решений самих сотрудников региональных ЦЭД, и в конечном итоге — на издержки и убытки.
 
Я согласен, в ФТС служат неглупые чиновники и всё-таки какая-то логика должна присутствовать. Но одновременно с этим, неужели ФТС РФ не понимает, что, даже если уже доложено наверх «всё готово, всё под контролем», любая отсрочка для ответов на поставленные вопросы и решение всех затронутых проблем — это натуральное спасение? Ведь если из-за недоработанного, несмотря на все миллиарды вливаний, программного обеспечения, не говоря об уязвимости интернета, встанет любой региональный ЦЭлТ — особенно основных логистических направлений — то встанет и весь бизнес. Никто не сможет подавать декларации, не будет альтернативы для принятия другого решения, не будет альтернативы выбора места доставки. Произойдет просто коллапс. А вот за это спросят. Спросят участники ВЭД, которые пойдут напрямую к руководству страны. Спросит и руководство страны — и спросит жёстко, учитывая тенденции последнего времени. Придётся ответить и за потраченные деньги, и за слияние таможенников с околотаможенными коммерсантами, и за фактический подрыв авторитета и рейтинга нашего президента — за создание недоверия его словам о поддержке бизнеса.
 
Может, кто-то действительно попутал государственные интересы со своими личными коммерческими? Тогда и выяснится?
 

Вержбицкий Александрген.директор ООО”БрянскИнтерТранс”  

Комментариев нет

Источник: http://www.tks.ru/news/nearby/2019/05/23/0006